Главная

Новости проекта

Библиотека Центра

Сотрудники Центра

Эвереттическая литература

Толковый словарь

Эксперимент

Ссылки

Контакты

Форум

 

Гуларян А.Б.

История "Слова о полку Игореве" с точки зрения эвереттики.

В 1940 году Государственной библиотекой имени В.И.Ленина был подготовлен и издан библиографический указатель работ по "Слову о полку Игореве" под редакцией профессора С.К.Шамбинаго. В нем было зарегистрировано 703 названия специальных исследований, статей, сообщений о единственном дошедшем до нас литературно-художественном произведении Древней Руси - "Слове о полку Игореве". [1]
В своем библиографическом исследовании о "Слове о полку…", вышедшем в середине 1950-х годов, профессор Ф.М.Головенченко пишет, что "…число исследований «Слова…» все растет, и в настоящее время насчитывается более тысячи различных трудов".[2] Точно также определяют порядок количества работ по "Слову о полку Игореве" В.П.Адрианова-Перетц, Л.А.Дмитриев и Д.С.Лихачев. [3] Несомненно, что теперь количество работ по "Слову…" стало еще больше, и скоро диссертационные советы смогут принимать к защите работы, исследующие библиографию этого литературного памятника.
Во вступительной речи на открытии сессии Отделения литературы и языка АН СССР в 1951 году академик В.В.Виноградов отметил, что "…несмотря на сотни работ о «Слове…» литераторов и историков, лингвистов и археологов, искусствоведов и критиков, географов и геологов, еще много проблем, связанных с этим произведением, не получило полного и окончательного разрешения".[4] Интерес к "Слову…" не затухает и в наши дни. Это само по себе симптоматично, и указывает на исключительность этого произведения. Есть в "Слове о полку…" нечто, некая загадка, которая этот интерес поддерживает.
Уникальность этого произведения проявляется, во-первых, в истории обнаружения и последующей утраты единственного списка "Слова о полку Игореве". Если верить заявлению нашедшего "Слово…" известного собирателя русских древностей А.И.Мусина-Пушкина, список был им приобретен через комиссионера в числе других рукописей у бывшего архимандрита закрытого к тому времени Спасо-Ярославского монастыря – Иоля Быковского. Кроме "Слова о полку Игореве" рукопись включала в себя другие древнерусские произведения светского содержания: "Временник, еже нарицается летописание русских князей и земля Русскыя", "Сказание об Индийском царстве", "Повесть об Акире Премудром" и "Девгениево деяние". [5] Сам утраченный сборник исследователи относят к XV - первой половине XVI века. Создан он был, возможно, в Пскове. [6] Есть, однако, и другие данные о приобретении А.И.Мусиным-Пушкиным этого сборника: он приобретен не совсем законным путем в одном из псковских монастырей. А.И. Мусин-Пушкин просто изъял рукопись из библиотеки, используя свое положение обер-прокурора Святейшего Синода.[7]
Именно поэтому А.И.Мусин-Пушкин долгое время затруднялся с ответом на вопрос, откуда у него появилась рукопись, и не торопился с изданием своей находки, хотя и не делал из нее секрета. Первое, очень краткое сообщение о "Слове…" было сделано известным поэтом того времени М.М.Херасковым в 1797 году. Тогда же с рукописи были сняты три копии, одна из которых, предназначавшаяся для Екатерины II, дошла о нас. И только в 1800 году "Слово о полку Игореве" было издано А.И.Мусиным-Пушкиным в сотрудничестве с А.Ф.Малиновским, Н.Н.Бантыш-Каменским и историком Н.М.Карамзиным – тремя лучшими знатоками древнерусских рукописей того времени. В 1812 году сборник, включавший в себя "Слово…" сгорел в московском пожаре вместе со всей библиотекой А.И.Мусина-Пушкина в его доме на Разгуляе. [8]
Вся эта история сама по себе является первым системным индикатором уникальности "Слова о полку Игореве". Единственный список произведения мистически возник "ниоткуда" и исчез "в никуда". Словно бы рукопись обладает собственной волей, "ведет себя". Почему А.И.Мусин-Пушкин проявил чудовищную беспечность, и не взял уникальную рукопись с собой? Разумеется, в обстоятельствах неподготовленной и спонтанной эвакуации Москвы он не мог вывести всю свою библиотеку. Но рукопись была уже изучена и оценена тогдашним экспертным сообществом, так что грамотно определить приоритеты – что забирать с собой, а что оставить в тайнике – было не так сложно. Поэтому действия А.И.Мусина-Пушкина можно расценить, по меньшей мере, как безответственные. Да и заслуга в обнаружении памятника у него минимальные. Как и в археологии, находки букиниста – дело случая: если повезет – откроешь мировую сенсацию, не повезет – пройдешь мимо. Возникает ощущение, что Текст "Слова о полку Игореве" по своей воле явил себя нам, и по своей воле покинул текущую реальность.
Во-вторых, выражением уникальности "Слова о полку Игореве" можно считать возникающие время от времени заявления о поддельности этого произведения. В первой половине XIX века образовалась целая скептическая школа в изучении "Слова…" опиравшаяся на отсутствие первоисточника текста, и на то обстоятельство, что Мусин-Пушкин уклонялся от внятного объяснения происхождения рукописи. Однако к середине XIX века эта школа изжила себя, и последнему из скептиков – А.Мазону – приходилось прибегать к явно искусственным построениям, чтобы отстаивать свою точку зрения. [9] В советское время подлинность "Слова…" подверг сомнению профессор истории А.А.Зимин, утверждавший авторство Иоля Быковского, написавшего "искреннюю стилизацию" под старину. [10] Но эта точка зрения была тут же опровергнута профессиональными филологами. [11] Сам автор данной статьи давно решил для себя вопрос о подлинности в положительном смысле по трем обстоятельствам. Первое – четыре "лучших знатока древнерусских рукописей того времени" вполне могли бы создать фальсифицированную рукопись, способную выдержать любую палеографическую проверку. Именно так и поступил в аналогичных обстоятельствах Вацлав Ганка с "Краледворской рукописью". [12] А.И.Мусину-Пушкину, А.Ф.Малиновскому, Н.Н.Бантыш-Каменскому и Н.М.Карамзину не нужно было проводить столь сложную интригу с "обнаружением" и "исчезновением" рукописи, они были в состоянии изготовить и представить обществу блестящую подделку. Второе – если текст "Слова…" является фальсификатом, мы должны признать, что это работа неизвестного лингвистического гения, который не только написал выдающееся произведение на забытом языке, но и расставил в нем "ошибки прочтения", расшифровкой которых занимались несколько поколений ученых-лингвистов. [13] Третье – многие непонятные фразы из Пространной редакции "Задонщины" по списку ГИМ такие как: "Русская земля, то ти есть как за Соломоном царем побывало" и "Встал уже тур оборон" – являются ошибками прочтения фраз из "Слова о полку…" - "О Русская земле! Уже за шеломянем еси" и "Буй тур Всеволод! Стоишь ты на борони" – но никак не наоборот.[14]
Но само по себе возбуждение вопроса о подлинности "Слова о полку Игореве" служит вторым системным индикатором уникальности этого текста. В единственном списке дошло до нас не только "Слово о полку…", но и множество других произведений: "Поучение" Владимира Мономаха, "Слово о погибели Русской земли", "Повесть о Горе-Злосчастии", "Повесть о Сухане" и другие. Единственный список Троицкой летописи, использованный Н.М.Карамзиным при написании "Истории государства Российского", сгорел в пожаре 1812 года. [15] Но никому не приходило в голову обвинять на этом основании Н.М.Карамзина в фальсификации уникальных исторических сведений. "Слово о полку Игореве" очень "выбивается" из общего ряда, оно не имеет аналогов и по литературно-художественной форме и по содержанию.
Лучше всего эту мысль сформулировал академик Д.С.Лихачев: "К сожалению, от времени, предшествующего «Слову», до нас не дошло ни одного произведения, которое хотя бы отчасти напоминало «Слово» по своему характеру. Мы можем найти отдельные аналогии «Слову» в деталях, в отдельных приемах ораторской или поэтической речи, но не в целом. Только после «Слова» мы найдем в древней русской литературе несколько произведений, в которых встретимся с тем же сочетанием плача и славы, с тем же дружинным духом, с тем же воинским патриотизмом, которые позволяют объединить их вместе со «Словом» в единый жанр и даже связать этот жанр со светской, княжеско-дружинной средой, где только он и мог возникнуть и развиваться". [16] Но далее, разбирая три произведения, жанрово близкие к "Слову о полку…", Д.С.Лихачев делает вывод, что "Слово…" "глубоко оригинально" и отличается глубиной идейного содержания. [17]
Сразу бросается в глаза обилие языческих образов в "Слове о полку Игореве". Это закономерно, ибо произведение создавалось в эпоху двоеверия, которая на Руси растянулась на четыре столетия, с X по XIV век. Во всяком случае, "Слово о твари", направленное против двоеверия, переписывалось еще в XIV веке, а значит, не утратило своей актуальности. [18] Но в отличие от русских средневековых писателей, которые обличали и высмеивали "идольские сборища", но не описывали их, автор "Слова…" включил в свое произведение целый пласт старых верований и представлений. Для него Боян - "Велесов внуче", русский народ - "Даждьбожий внук", его "жены русские" оплакивают "милых лад", а Евпраксия Ярославовна – языческая ворожея. Ведь плач Ярославны - это не только песнь любви, но и волшебная помощь любимому: это заговор, заклинание. Заговор того времени - это не просто символическая формула, это заряд энергии, сосредоточение желания, воздействие на силы природы - все то, из чего соткан плач Ярославны. Осознавая бесчестие Игоря, она спасает его из плена силой любви и возвращает на родину. Слова плача как будто пробуждают в Игоре могучую энергию и помогают бежать от врагов. [19] Выводы из всего этого неутешительны. "Слово о полку Игореве" должно было быть "выведено из обращения" церковной цензурой после окончательной победы православия.
Здесь следует отметить одну тонкость: язычество "Слова о полку…" весьма отлично от знакомого нам по летописям, поучениям и исследованиям историков. В Тексте упоминаются и "Тьмутороканский болван", и Троян, и Див. Для объяснения этих образов академик Д.С.Лихачев обратился к апокрифу "Хождение Богородицы по мукам", в списке, относящемуся к XII веку. В этом произведении можно прочесть: "И да быша разумели многие человеци, и в прельсть велику не внидуть, мысляще боги многы – Перуна и Хорса, Дыя и Трояна". [20] Особенно примечателен тот факт, что Дий и Троян упоминаются в одной паре. Однако, само "Хождение Богородицы по мукам" – это произведение византийской христианской литературы, и вряд ли является репрезентативным источником по древнерусскому язычеству. Как и другая церковная литература, этот апокриф пришел к нам из Болгарии, так что Троян и Дий Критский (Зевс) – персонажи фольклора Византии или южных славян, а не древнерусского, как это доказывает Д.С.Лихачев. Здесь уместно вспомнить, что в зачине своего плача Ярославна собирается полететь "зегзицею по Дунаеве", хотя Игорь попал в плен степях Придонья, и никогда не ходил на Дунай. Поэтому Д.С.Лихачев предположил, что "Плач Ярославны" - это произведение неизвестной нам русской поэтессы XII века, которое автор "Слова о полку Игореве" процитировал в более или менее большом отрывке. [21] Стоит предположить, что и упоминания таких персонажей как Троян и Див является прямым цитированием автором "Слова о полку…" известных ему зачинов фольклорных песен, относящихся к походам древних русов на Дунай. Во всяком случае, в "Слове о полку Игореве" очень сильно влияние культуры южных славян.
Но "Слово о полку Игореве" являлось "неудобным" произведением не только из-за рассыпанной в нем языческой символики, но и благодаря позиции автора в отношении современных ему русских князей и их предков. Родоначальник династии Ольговичей, дед Игоря Святославича – Олег – назван в "Слове…" "Гореславичем", поскольку "мечом крамолу ковал и стрелы по земле сеял". Всеслав Полоцкий "в ночи волком рыскал", а Бориса Вячеславовича "похвальба на суд судьбы привела". Опять же здесь есть очень тонкий момент: автор много раз уподобляет ратное дело то пиру, то крестьянской страде. Предположим, что в этом случае автор "Слова…" опять использовал готовые и отработанные до него метафоры "высокого стиля" средневекового дружинного эпоса. Но, примененные к описанию кровавых "разборок" между своими, они должны были произвести на читателей шокирующее впечатление. Таким образом, не только духовная, но и политическая элита имела основание "вывести из обращения" такое "крамольное" произведение, как "Слово о полку Игореве".
Надо было быть очень смелым человеком, чтобы дать такие точные и яркие характеристики тогдашней правящей элиты. Уже в XI веке княжеский гнев обрушился на одного из первых русских проповедников – киево-печерского игумена Феодосия. По политическим мотивам был смещен митрополит Илларион, автор "Слова о законе и благодати", а летописец Никон вынужден был бежать в Тьмуторокань. [22]
Из всего вышесказанного можно сделать один обобщающий, и очень неутешительный вывод: в текущей реальности такое произведение, как "Слово о полку Игореве" могло быть создано, но уцелеть не могло. Этот текст полностью соответствует известным нам реалиям XII века: страной правят недалекие, эгоистичные и жестокие люди; лучшие представители истеблишмента вынуждены действовать сепаратно, чтобы добиться успеха; национальной православной церкви как реальной общественной силы еще нет. В XII веке, да и в последующее время такая авторская позиция должна была восприниматься, как вызов. Поэтому это произведение должно было быть изъято и уничтожено по религиозным и политическим мотивам. Что, по-видимому, и произошло. Тогда откуда мог взяться известный нам Текст, переписанный в середине XVI века, найденный А.И.Мусиным-Пушкиным в псковском монастыре или купленный у Иоля Быковского и сгинувший в огне московского пожара 1812 года?
В 1910-20-х годах были обоснованы и стали популярны математические и физические теории n-мерных моделей пространства и времени, то есть "многомерия". Из нее логически легко прийти к понятию МНОГОМИРИЯ, как совокупности 3-мерных проекций n-мерного многомерия. Но, насколько нам известно, этот логический шаг сделан не был. В июле 1957 года молодой аспирант из Принстона Хью Эверетт публикует в журнале «Rewiews of Modern Physics» свою основополагающую статью, в которой дает свою (отличную от "копенгагенской") интерпретацию квантовой механики, отказывается от принципа дополнительности Бора и "внешнего" по отношению к системе Наблюдателя. Это приводит Эверетта к обоснованию гипотезы "соотнесенных состояний". Пятнадцать лет спустя Де Витт назвал "соотнесенные состояния" многомирием.
С точки зрения построенной Хью Эвереттом и его последователями метатеории наш мир представляет собой "дерево" реализуемых возможностей. При этом в каждом событии реализуются все вероятные возможности, так что "ветвей" бесконечное множество. Вернее, согласно математическим выкладкам, число этих ветвей конечно, но это конечное число "невообразимо" велико. Российский ученый Ю.А.Лебедев в своих работах говорит об "эвереттической огромности" этих чисел. Но понять разницу между бесконечностью и "невообразимо» большим числом не специалисту в математике сложно. При этом, по словам самого Эверетта: "С точки зрения теории все элементы суперпозиции (все «ветви») являются «действительными» ни один не более «реален» чем остальные. Не нужно полагать, что все, кроме одного, так или иначе разрушены, так как все отдельные элементы суперпозиции индивидуально подчиняются волновому уравнению с полным безразличием к присутствию или отсутствию («реальности» или нет) любых других элементов. Это полное отсутствие влияния одной ветви на другую также подразумевает, что никакой наблюдатель никогда не будет знать ни о каком процессе «расщепления»." [23]
Анализируя в 1989 году эвереттовскую трактовку квантовой механики советские физики - академик М.А.Марков и В.Ф.Муханов - в своей статье "Классический предел в квантовой механике и предпочтительный базис", опубликованной в трудах ФИАНА [24], показали принципиальную возможность взаимодействия различных эвереттовских универсумов. Однако эта возможность трактовалась ими как "макроскопически неразличимая" и обусловленная только квантовыми флуктуациями микромасштабов. В 2000 году Ю.А.Лебедев в своей книге "Неоднозначное мироздание" ввел понятие склеек различных реальностей, которое включает в себя взаимодействия универсумов (различных ветвей мультиверсума) на всех масштабных уровнях [25]. Он же призвал ученых искать материальные следы склеек различных ветвей истории в своем докладе "Многомирие и эвереттика" на Российском междисциплинарном семинаре по темпорологии в МГУ 5 апреля 2005 года. [26]
Автор представленной статьи берет на себя смелость настаивать, что обнаружение и последующая утрата единственного экземпляра "Слова о полку Игореве" представляет собой склейку между различными эвереттовскими универсумами. Текст памятника сохранился не в нашем мире текущей реальности, а в одном из параллельных ему миров, общественно-политические условия которого оказались более терпимыми и благоприятными. Можно сделать отрывочные предположения, что в этом гипотетическом мире русское язычество и византийское христианство смешались друг с другом в несколько других пропорциях; что югославянское и византийское влияние не было утрачено (а значит, Византия устояла перед турками-сельджуками!); и, наконец, (самое фантастическое предположение!) в этом мире князья оказались более совестливыми, и вняли призыву прекратить раздоры. То есть, Русь могла избежать ужасов монгольского погрома.
При этом сразу стоит оговориться, что находка А.И.Мусина-Пушкина была не первым появлением "Слова о полку Игореве" в текущей реальности. В 1307 году писец псковского Пантейлемонова монастыря Домид сделал следующую приписку в церковной книге "Апостол": "В лето 6315 (1307). Сего же лета бысть бой на Русской земли: Михаил с Юрьем о княженье Новгородское. При сих князех которы, и веци скоротишася человеком". При этом Домид почти дословно процитировал фразу об Олеге "Гориславиче" из "Слова о полку Игореве". В 1380 году, после победы в Куликовской битве был создан другой памятник средневековой литературы - "Задонщина". Автор "Задонщины" взял за образец своего произведения "Слово о полку…" Но содержание ее было прямо противоположно содержанию источника: там - поражение русского князя, здесь - победа. [27]
При этом текст "Задонщины" известен на сегодняшний день в восьми списках, а текст ее прототипа - "Слова о полку Игореве" восстановлен по утраченному экземпляру. Несмотря на целые этнографические экспедиции по поиску неизвестных рукописей, нового экземпляра "Слова…" пока не удалось обнаружить. Этот Текст трижды явил себя в текущей реальности за восемьсот (!) лет. Факт говорит скорее в пользу излагаемой гипотезы, чем против нее.
Правда, и здесь имеются свои тонкости. В расчетах нужно учитывать и дату создания памятника – XII век. Филологи и лингвисты считают, что сгоревшая в московском пожаре рукопись относится к середине XVI века. Но в какой из реальностей – текущей, или параллельной – она была переписана? Как иногда говорят, хороший вопрос… Если в параллельной, то тогда никаких моделей строить нельзя. Если в нашей, тогда вырисовывается интересная закономерность: в конце XII века Текст был создан, в XIV веке его два раза процитировали в других произведениях (второй раз – развернуто), в XVI веке его переписали в одном из псковских монастырей, и в конце XVIII века его нашел и обнародовал А.И.Мусин-Пушкин. У нас получился цикл с шагом длинной в два столетия. Таким образом, следующий раз "Слово…" должно было явить себя нам в конце XX – начале XXI века. Подождем еще немного. Хотя лично я больших иллюзий на этот счет не строю: благодаря интуиции и усилиям А.И.Мусина-Пушкина "Слово о полку Игореве" вошло и глубоко укоренилось в нашей реальности. Необходимость в новых склейках между мирами отпала.
ИСТОЧНИКИ.
1. "Слово о полку Игореве": библиографический указатель. Вступ. ст. и ред. проф. С.К. Шамбинаго. М., 1940.
2. Головенченко Ф.М. Слово о полку Игореве. Историко-литературный и библиографический очерк. // Ученые записки Московского государственного педагогического института. Т. XXXII. Вып. 4. М., 1955. С.5.
3. Адрианова-Перетц В.П. Слово о полку Игореве. Библиография изданий, переводов и исследований. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1940.; Дмитриев Л.А. Слово о полку Игореве. Библиография изданий, переводов и исследований. 1938-1954. М.-Л., Изд-во АН СССР, 1955.; Лихачев Д.С. Великое наследие. 2-е изд, доп. М., Современник, 1979.
4. Виноградов В.В. "Слово о полку Игореве" и русская культура. // Труды Отдела древнерусской литературы Института русской литературы АН СССР (Пушкинский дом). Т. VIII. М.-Л., 1951. С.14.
5. Лихачев Д.С. Великое наследие. С.232.
6.Прокофьев Н.И. Древняя русская литература. Хрестоматия. М., Просвещение, 1980. С.73.
7. Лихачев Д.С. Великое наследие. С.232.
8. Там же. С.233.
9. Там же. С.236-237.
10. Осетров Е.И. Живая древняя Русь. М., Просвещение, 1984. С.20.
11. Андрианова-Перетц В.П. Фразеология и лексика "Слова о полку Игореве". // "Слово о полку Игореве" и памятники куликовского цикла. К вопросу о времени написания "Слова". М.-Л., Наука, 1966. С.13.
12 Белоусов Р.С. Рассказы старых переплетов. М., Книга, 1985. С.71-138.
13. Лихачев Д.С. Великое наследие. С.233-235.
14. Тексты "Задонщины". Список ГИМ, собр. Музейное № 2060. // "Слово о полку Игореве" и памятники куликовского цикла. К вопросу о времени написания "Слова". М.-Л., Наука, 1966. С.542, 544.
15. Лихачев Д.С. Великое наследие. С.233.
16. Там же. С.185.
17. Там же. С.187.
18. Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. М., Наука, 1994. С.355.
19. Кайдаш С. "Ярославна рано плачет..."// Наука и религия. 1986. № 3.
20. Срезневский И.И. Древние памятники русского языка и письма. // Известия ОРЯС, Т.X. С-Пб., 1861-1864. С.551-578.
21. Лихачев Д. С. "Слово о полку Игореве" и культура его времени М.,1978. С.23.
22. Лихачев Д.С. Золотое слово русской литературы. // Слово о полку Игореве. / Вступ. статья и подгот. древнерус. текста Д.С.Лихачева; Сост. и коммент. Л.А.Дмитриева. М., Художественная литература, 1985. С.9.
23. Эверетт Хью Формулировка квантовой механики через соотнесенные состояния. Перевод Ю.А.Лебедева http://www.everettica.org/art/EverPostan.pdf
24. М.А.Марков и В.Ф.Муханов Классический предел в квантовой механике и предпочтительный базис. Труды ФИАН, 1989, том 197, с 3 – 7. Интернет-копия http://www.everettica.org/art/Markov_Mukhanov.pdf
25. Ю.А. Лебедев. Неоднозначное мироздание. Апокрифические размышления о Стрелах Времени, летящих без руля и без ветрил. Кострома: 2000 с.106. Интернет-копии http://piramyd.express.ru/disput/lebedev/text/titul.htm, http://www.newcontinent.ru/lebedev/
26. Ю.А.Лебедев Многомирие и эвереттика http://www.chronos.msu.ru/RREPORTS/lebedev_doklad/lebedev_doklad.htm]
27. Лихачев Д.С. Национальное самосознание Древней Руси. М.-Л., 1945. С.76.; Дмитриев Л.А. Поэтическая жизнь "Слова о полку Игореве" в русской литературе. // Слово о полку Игореве. / Вступ. статья и подгот. древнерус. текста Д.С.Лихачева; Сост. и коммент. Л.А.Дмитриева. М., Художественная литература, 1985. С.84-85.

Поступила 14.01.06

для обустройства септиков подходят кольца компании с высотой 90 и 100 см